КАСКО

Как оспорить договор кредитный написанный мелким почерком

Как оспорить договор кредитный написанный мелким почерком

1. О чем говорит закон?


В соответствии со ст. ст. 160-162 ГК РФ: Статья 160. Письменная форма сделки 1. Сделка в письменной форме должна быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание и подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным образом уполномоченными ими лицами.

Статья 161. Сделки, совершаемые в простой письменной форме 1. Должны совершаться в простой письменной форме, за исключением сделок, требующих нотариального удостоверения: 1)сделки юридических лиц между собой и с гражданами; Статья 162. Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки 1.

Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства. 2. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

Т.е. в первую очередь письменная форма для кредитного договора является соблюденной, когда листок бумаги, заготовленный банкирами отвечает признакам письменного документа.

Библиографическое описание:

Кудрявцева А.

С. Использование мелкого шрифта в тексте договора // Новый юридический вестник.

— 2020. — №1. — С. 18-21. — URL https://moluch.ru/th/9/archive/79/3035/ (дата обращения: 18.01.2020).  Данная статья рассматривает вопросы правомерности использования мелкого шрифта в договорах. Актуальность темы исследования обусловлена неопределённостью в отношении рассматриваемой проблемы законодателя и научных деятелей, а также неоднозначностью правоприменительной и судебной практики.

Ключевые слова: договор, договорная работа, мелкий шрифт, защита прав потребителей, договор потребительского кредита (займа), получение необходимой и достоверной информации. В договорной практике довольно часто встречаются случаи использования в договоре мелкого шрифта (как в самом тексте, так и в виде сносок и пр.). Как правило, такой приём юридические лица используют для закрепления в договоре каких-либо условий, которые не выгодны для потребителя.

В отличие от зарубежного законодательства, прямо предусматривающего запрет на использование такого шрифта в гражданско-правовых договорах, российское законодательство не содержит точного регламентирования.

Кроме того, помимо неопределённости законодателя по указанному вопросу наблюдается его недостаточная изученность в научных работах.

В связи с этим представляется, что вопрос правомерности использования такого приема в договорной работе ввиду его неурегулирования является актуальным на сегодняшний день. Анализируя судебную практику, можно прийти к выводу, что при рассмотрении судами такого типа дел положительные решения выносятся довольно редко.

Прежде всего это объясняется причиной возникновения спорной ситуации — понятие «мелкий шрифт» в российском законодательстве не закреплено, оно довольно оценочно [1]. Оценке в таком случае предлагается подвергать не только само содержание договора, но и способ изложения его положений, а также тот факт, влекло ли использование мелкого шрифта затруднение восприятия. Необходимо заметить, что суды часто не оценивают представленные документы в плане их внешнего вида и содержания на предмет их доступности для потребителя [2].

Необходимо заметить, что наибольшее количество дел, согласно судебной статистике, касаются использования мелкого шрифта в рекламе. Однако в таком случае, в отличие от правового регулирования аналогичного вопроса в части договоров, законодатель прямо предусмотрел требования к оформлению, вследствие чего вопрос о правомерности не возникает.

Так как в действующем законодательстве не предусмотрены случаи использования мелкого шрифта в договорах, а также ответственность за это, вследствие этого в рассматриваемой ситуации предлагается применять положения Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300–1 «О защите прав потребителей» (далее — Закон N 2300–1) [3]. В частности, статья 8 указанного закона устанавливает право потребителя требовать предоставления ему необходимой и достоверной информации, а статьёй 10 предусмотрена обязанность изготовителя (исполнителя, продавца) предоставить такие сведения. Такой позиции придерживается Роспотребнадзор, что отражено в информации Роспотребнадзора от 23.04.2015

«О защите прав потребителя на информацию о товарах (работах, услугах) и регламентации размера шрифта»

[4].

Однако необходимо отметить, что в указанном документе подчёркивается, что данный вопрос регламентирован лишь частично. Так, в соответствии с пунктом 1 статьи 8 указанного Закона потребитель вправе потребовать предоставления необходимой и достоверной информации об изготовителе (исполнителе, продавце), режиме его работы и реализуемых им товарах (работах, услугах), а согласно пункту 1 статьи 10, изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора. Также замечается, что по отдельным видам товаров (работ, услуг) перечень и способы доведения информации до потребителя устанавливаются Правительством Российской Федерации.

Помимо указанных положений, пункт 1 статьи 16 Закона N 2300–1 устанавливает, что условия договора, так или иначе ущемляющие права потребителя, признаются недействительными. Следовательно, изложение условий договора посредством мелкого шрифта препятствует получению необходимой информации, что влечёт недействительность изложенных таким образом условий договора. В целом, использование такого шрифта, который бы затруднял понимание условий заключаемого договора и вводил в заблуждение потребителя, можно относить к нарушению права потребителя на получение в наглядной и доступной форме необходимой и обязательной для заключения сделки информации.

Кроме того, предполагается соблюдение требований добросовестности, разумности и справедливости по отношению друг к другу [5].

Одним из договоров, в отношении которых законодатель установил какие-либо ограничения по применяемому шрифту — договор потребительского кредита (займа). В частности, в Федеральном законе от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» в статье 6 закреплено, что полная стоимость такого кредита размещается установленным способом и наносится «прописными буквами черного цвета на белом фоне четким, хорошо читаемым шрифтом максимального размера из используемых на этой странице размеров шрифта» [6].

В частности, в Федеральном законе от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» в статье 6 закреплено, что полная стоимость такого кредита размещается установленным способом и наносится «прописными буквами черного цвета на белом фоне четким, хорошо читаемым шрифтом максимального размера из используемых на этой странице размеров шрифта» [6].

Такое требование прежде всего направлено на защиту прав потребителей, имеющих право на полную, исчерпывающую, однозначную информацию о предоставляемой им услуге. Так, данный вопрос являлся предметом судебного спора, рассмотренного Верховным судом Удмуртской Республики, по результатам которого было вынесено Апелляционное определение от 31.08.2016 по делу N 33–3827 [7]. Истец обратился с требованием о признании недействительным договора в части уплаты сумм за страхование, взыскании страховой премии, ссылаясь на то, что достоверная и полная информация до заемщика доведена не была, поскольку текст договора напечатан мелким шрифтом, то есть не отвечающий требования СанПиН, а также на то, что если сторона в договоре не может прочитать условия договора, соглашение не считается достигнутым по всем существенным его условиям.

По мнению истца, вследствие использования такого шрифта до заемщика не была доведена информация о добровольности страхования, а также информация о штрафах, размере штрафа, порядке списания задолженности. Суд в удовлетворении требования отказал, обосновывая это тем, что, несмотря на использование банком такого приёма, истец подписала все необходимые для заключения заявления и документы, тем самым добровольно согласившись на предложенные банком условия и услуги.

Данный пример подтверждает приведённый выше довод о том, что суды практически всегда отказывают в удовлетворении заявленных требований о нарушении прав потребителей при использовании мелкого шрифта, ссылаясь на то, что, подписывая договор, в том числе и содержащий такие фрагменты текста, потребитель выражает своё согласие с закреплёнными в нём условиями.

Законодательно закреплённые требования к размеру (кеглю) и виду шрифта, который может применяться при издании печатной продукции, установлены в санитарных правилах и нормативах «Гигиенические требования к изданиям книжным для взрослых. СанПиН 1.2.1253–03» [8]. Предполагается, что указанный документ также может применяться при составлении договоров с потребителями. Суды, рассматривая аналогичные споры, также прибегают к указанным правилам.

Примером решения по такому делу можно назвать Постановление Верховного Суда РФ от 21.05.2015 N 305-АД15–4070 по делу N А41–54754/2014 [9], в котором истец, являющийся банком, обратился с требованием об отмене предписания об устранении выявленных нарушений, судебных актов о привлечении к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 14.8 Кодекса об административной ответственности Российской Федерации, за нарушение права потребителя на получение необходимой и достоверной информации. В частности, при внеплановой выездной проверки данного банка Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Московской области было выявлено нарушение, а именно статей 8, 10 Закона N 2300–1, а также пункта 3.2.4 указанных СанПиН, выражающиеся в том, что размер шрифта текста заявления на предоставление потребительского кредита, являющегося неотъемлемой частью кредитного договора, не обеспечивает удобочитаемость условий рассматриваемых документов для потребителей, не позволяет потребителю получить доступный способ ознакомления с условиями договора, полную информацию и сделать правильный выбор в решении вопроса о выборе услуг по кредитованию.

Суд, проанализировав материалы дела, требования не удовлетворил, обосновав свою позицию тем, что нарушения в деятельности банка имелись. Было отмечено, что использование такого шрифта крайне затрудняет визуальное восприятие текста кредитного договора, что не позволяет потребителю получить полную информацию и сделать правильный выбор.

Однако есть и другая точка зрения, прямо противоположная приведённой выше. Так, в Апелляционном определении Московского городского суда от 22.03.2016 по делу N 33–7060 [10] суд отклонил доводы истца о том, что используемый в договоре шрифт нарушает его права. Суд в данном случае отметил, что данные правила направлены на профилактику заболеваний органов зрения читателей и предназначены для физических и юридических лиц, а также индивидуальных предпринимателей, которые занимаются издательской деятельностью, что противоречит фактическим обстоятельством дела, так как ответчик не занимается деятельностью в указанной сфере, и, следовательно, положения данного СанПиНа не регламентируют требования к шрифту, которые используются в договорах, и, следовательно, не могут быть применены в рассматриваемой ситуации.

Таким образом, можно говорить о неоднозначном отношении судов при вынесении решений по спорам, связанным с использованием мелкого шрифта в договорах, в том числе и в возможности применять к ним положения указанного СанПиНа.

Кроме того, иногда в научной литературе в качестве возможного нормативного регулятора упоминают положения Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ

«О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения»

[11], предлагая применять его по аналогии с указанными выше СанПиН [12].

Однако суды, рассматривая такого рода споры, опровергают возможность его применения. Так, примером решения по такому делу можно назвать Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.10.2013 по делу N А19–2422/2013 [13], в котором банк обратился в суд с требованием о признании недействительным предписания Управления Роспотребнадзора, выданного при выявлении нарушения в части использования мелкого шрифта.

При этом отмечается, что применение статьи 42 указанного закона не подлежит применению в данном случае при осуществлении надзора за соблюдением прав потребителей, а не санитарно-эпидемиологического надзора. Резюмируя рассмотренный выше вопрос, можно прийти к выводу, что использование в тексте договора мелкого шрифта (как в отношении всего договора, так в части некоторых его частей, например, сносок) всё же неправомерно.

В связи с тем, что данный аспект прямо не урегулирован действующим законодательством, предлагается руководствоваться в первую очередь положениями Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300–1 «О защите прав потребителей», а в части кредитных договоров — также Федеральным законом от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)». При этом следует заметить, что суды, рассматривая спорные ситуации по данному вопросу, обычно не удовлетворяют требования потребителей, обосновывая это тем, что, подписывая договор, потребитель был ознакомлен с содержащимися в нём условиями и они были согласованы. Таким образом, суды не обеспечивают должную защиту прав потребителей, нарушенных таким образом.

Предполагается, что данную проблему позволит решить внесение соответствующих изменений в действующее гражданское законодательство. Однако стоит также заметить, что случаи привлечения к ответственности юридических лиц, использующих такой приём в договорах, всё-таки наблюдаются. Как правило, данное нарушение выявляется в ходе проверки их деятельности Роспотребнадзором.

Как правило, данное нарушение выявляется в ходе проверки их деятельности Роспотребнадзором. Литература:

  • Федеральный закон от 30.03.1999 N 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» // Собрание законодательства РФ. 1999. 05.04. N 14. Ст. 1650.
  • Вавилин Е. В. Осуществление и защита прав потребителей: принцип добросовестности // Законы России: опыт, анализ, практика. 2010. N 5. С. 7–11.
  • Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 31.10.2013 по делу N А19–2422/2013 // СПС «КонсультантПлюс».
  • Федеральный закон от 21.12.2013 N 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» // СПС «КонсультантПлюс».
  • Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 31.08.2016 по делу N 33–3827 // СПС «КонсультантПлюс».
  • Закон Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300–1 «О защите прав потребителей» // Собрание законодательства РФ.1996. 15.01. N 3. Ст. 140.
  • Бугаенко Н. В., Кратенко М. В. Судебная практика по гражданским делам. Споры о защите прав потребителей: научно-практическое пособие. М.: Юстицинформ, 2013 // СПС «КонсультантПлюс».
  • Информация Роспотребнадзора от 23.04.2015 «О защите прав потребителя на информацию о товарах (работах, услугах) и регламентации размера шрифта» // СПС «КонсультантПлюс».
  • Микони Т. С. Преддоговорная обязанность банка по раскрытию информации при заключении с потребителем договора об использовании платежной карты // Закон. 2017. N 4. С. 59–67.
  • Апелляционном определении Московского городского суда от 22.03.2016 по делу N 33–7060 // СПС «КонсультантПлюс».
  • Микони Т. С. Преддоговорная обязанность банка по раскрытию информации при заключении с потребителем договора об использовании платежной карты // Закон. 2017. N 4. С. 59–67.
  • Постановление Верховного Суда РФ от 21.05.2015 N 305-АД15–4070 по делу N А41–54754/2014 // СПС «КонсультантПлюс».
  • Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 10.04.2003 N 39 «О введении в действие Санитарных правил и нормативов СанПиН 1.2.1253–03» // Российская газета.2003. 13.05. N 88.

Основные термины (генерируются автоматически): мелкий шрифт, потребитель, договор, достоверная информация, суд, Российская Федерация, потребительский кредит, требование, договорная работа, административная ответственность.

Мелкий шрифт под запрет

Пост опубликован: Февраль 2, 2017

В Госдуме РФ и юридических кругах не утихает дискуссия о запрещении или разрешении на использование мелкого шрифта в различных договорах и инструкциях.

Сторонники запрета апеллируют даже к санитарным нормам, утверждая, что сноски и комментарии, прописанные нечитабельным шрифтом, наносят вред здоровью.

Законопроект на эту тему уже был вынесен на обсуждение депутатам еще несколько лет назад, однако Дума его отклонила.

Тем не менее, инициативу пытаются поставить «на голосование» вновь, проведя через один из региональных парламентов.

Причем Правительство России от целесообразности «наведения порядков со шрифтами» не отказывается.

Как сказано в официальном комментарии на письмо с инициативой:

«Указанные предложения направлены на установление дополнительной гарантии по обеспечению права потребителя на получение необходимой информации об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (работах, услугах) в наглядной и доступной форме, а также снижение при этом риска введения потребителя в заблуждение при заключении сделок»

. Но законопроект так и «лег в стол», якобы потому, что требуются дополнительные исследования проблемы, обсуждение и доработка всех предлагаемых поправок.

Мелкий и трудночитаемый шрифт, который не позволяет потребителю полноценно ознакомиться с информацией – давний прием тех, кто пытается обмануть потребителя, а точнее, обезопасить себя от возможных претензий с его стороны. На это и сделан расчет. Объяснение простое – всё, дескать, было прописано в договоре, а если вы его не смогли прочитать, или вообще не заметили эти несколько «судьбоносных» строчек, то это ваша вина и жаловаться некому. Но должен ли человек носить с собой лупу, чтобы суметь разглядеть то, что прописано в контракте, но не видно невооруженным взглядом?

Мелкий шрифт не просто затрудняет чтение той или иной статьи договора, контракта, инструкции, не позволяя потребителю ознакомиться с ними в полной мере, чем, по мнению экспертов, вводится в заблуждение, мешает сделать правильный выбор и влияет на оценку условий сделки. По мнению председателя общественной палаты потребителей «Общественный контроль» Всеволода Вишневецкого к таким методам оформления документов прибегают только те поставщики услуг, кто намеренно пытается ввести своих клиентов в заблуждение.

«Необходимо закрепить на законодательном уровне минимальный размер шрифта, которым набираются любые договоры с потребителем. Он должен быть ну никак не меньше восьмого кегля, как я считаю. Потребитель, когда вступает в договорные отношения с какой-либо организацией, должен иметь полное и четкое представление о предмете договора, о всех его нюансах или «подводных камнях».

То, что часть документов умышленно набираются мелким шрифтом, который даже в очках прочесть сложно, является прямым нарушением статьи №10 «Закона о защите прав потребителя», где поставщик услуг или продавец обязан предоставить потребителю всю информацию о товаре или услуге». Подобные уловки со стороны «ушлых» банков, финансовых организаций и им подобных контор рассчитаны на дилетантов. В договорах между юридическими лицами к мелким шрифтам прибегают редко, поскольку смысла в этом нет.

Юристы серьезных компаний изучат любой материал досконально и внимательно, невзирая на читабельность документов.

А вот обычный россиянин, особенно старшего возраста, привыкший доверять официальным структурам, читает договор поспешно, невнимательно, не вникая в суть отдельных формулировок и цифр, особенно в том, что касается финансовой стороны договора. Причем в документах нередко используются формулировки, которые заставляют даже опытных юристов тщательно обдумывать и проверять прочитанное, чтобы разобраться, какие нюансы подразумевал под этим составитель документа, так куда уж понять все эти юридические тонкости обычному человеку.
Причем в документах нередко используются формулировки, которые заставляют даже опытных юристов тщательно обдумывать и проверять прочитанное, чтобы разобраться, какие нюансы подразумевал под этим составитель документа, так куда уж понять все эти юридические тонкости обычному человеку.

«Как правило, использованием мелкого шрифта недобросовестные продавцы товара или услуги, финансовая организация или банк намеренно вводят человека в заблуждение, скрывая от него часть условий, которые, как правило, выгодны только поставщику услуги или товара, а не потребителю.

К слову, проблема касается не только кредитных договоров, но и информации на упаковке того или иного продукта, которую невозможно правильно воспринять, и это тоже, является нарушением прав потребителя.

В соответствующем техническом регламенте Таможенного союза закреплено только то, что информация должна быть читаемая, но не определен уровень этой самой читаемости.

Некоторые надписи не разобрать даже в очках». Несмотря на то, что мелкий шрифт крайне редко становится предметом судебного разбирательства, прецеденты уже есть. Правда в основном это касается привлечения к административной ответственности в области нарушения прав потребителей или законодательства о рекламе.

Адвокаты в арбитражных судах, при рассмотрении подобных дел, ссылаются на Санитарные правила и нормативы. Так в документе о

«Гигиенических требованиях к изданиям книжным для взрослых СанПиН 1.2.1253-03»

, к которому относятся и нормы оформления деловой документации, любые договоры и контракты, все гигиенические требования к печати строго прописаны. По ним любые тексты в подобных документах должны быть напечатаны шрифтом, обеспечивающим

«удобочитаемость текста, не приводя при этом к увеличению зрительной нагрузки при чтении, развитию зрительного и общего утомления»

.

Так, при изложении официальных документов кегль шрифта, то есть величина буквы, не может быть меньше 7 в стандартном компьютерном раскладе. К сожалению, пока законными способами противостоять злоупотреблениям банков, печатающих свои договоры мелким шрифтом, невозможно.

Несмотря на то, что банк, заказывая в типографии печать договоров мелким шрифтом, нарушает требования СанПиН. В Законе РФ «О защите прав потребителей» от 07 февраля 1992 г.

№ 2300-1, четко прописано, что «потребитель имеет право на получение необходимой и достоверной информации об услугах, обеспечивающих возможность их правильного выбора. Информация об условиях оказания услуг должна быть предоставлена в письменной форме и обеспечивать возможность прочтения текста без использования технических средств, требование об отражении в кредитных договорах необходимой информации направлено на обеспечение прав потребителя, у которого отсутствуют специальные познания в банковской сфере».

Но для судов эти положения, как выяснилось, достаточным аргументом для расторжения договоров или выплаты компенсаций в пользу потребителей. Хотя тот же Гражданский кодекс предусматривает, что любая сделка может быть признана недействительной, если она совершена под влиянием заблуждения. Но вот оценить степень такого заблуждения и то, насколько оно сильно повлияло на человека, который поставил свою подпись под договором, довольно проблематично.

Но вот оценить степень такого заблуждения и то, насколько оно сильно повлияло на человека, который поставил свою подпись под договором, довольно проблематично.

Но, по мнению Всеволода Вишневецкого, доказать свою правоту потребителю будет архисложно. «В суд с такими претензиями идти бесполезно, поскольку законодательно размер шрифта у нас нигде не прописан. Можно потребовать от банка переписать договор читаемым шрифтом, но, скорее всего, он откажет, поскольку, по сути, банк никаких законов не нарушает, то же самое касается и возможных судебных исков к недобросовестным финансовым организациям, так как, повторюсь, закона, определяющего читаемость любых шрифтов в документах и договорах нет».

Адвокат Денис Лактионов в оценке ситуации еще более категоричен. «Мелкий шрифт в договорах — это форма злоупотребления доверием. Фактически, это самое обыкновенное жульничество со стороны банков.

Но пока закон не будет принят на государственном уровне, у потребителя нет никакого действенного инструмента для влияния на ситуацию.

Как только инициатива будет одобрена у адвокатов и самого потребителя будут все основания заявлять, что закон нарушается, а значит, можно будет оспорить или признать недействительным некий кредитный договор, который идет вразрез с законодательно принятыми нормами». В законе «О потребительском кредите (займе)», который рассматривался депутатами ГД с 2008 года и был принят лишь в 2016-м, полностью мелкий шрифт не исключен, однако запретили его в наиболее важных и «чувствительных» для заемщика пунктах. В документе прописано, что сумма займа и полная стоимость кредита должны быть внесены в договор

«прописными буквами черного цвета на белом фоне четким, хорошо читаемым шрифтом максимального, из используемых на этой странице, размера»

.

Сегодня большинство обывателей достаточно поверхностно, если не сказать, халатно относятся к договорам, которые на скорую руку «подмахивают» своей подписью. Причем не важно, договор ли это купли-продажи, на оформление кредита или трудовой контракт. Конечно, виноваты в этом и повальная юридическая безграмотность населения, и банальная безалаберность, простого россиянина, тем не менее, закон должен все-таки гарантировать права потребителя, каким бы беспечным последний ни был.

Артем Андриянов

Мелкий — это какой?

При определении размера шрифта суды основываются на СанПиН «Гигиенические требования к изданиям книжным для взрослых», утвержденных главным санитарным врачом РФ в 2003 году, говорит адвокат и председатель Межрегионального третейского суда Москвы и Московской области Олег Сухов. По сложившейся практике текст договоров и рекламы оценивается по аналогии с изданиями второй категории, говорит он, и считается мелким, если размер кегля составляет менее 8 пунктов (менее 7 пунктов для фрагментов текста объемом не более 2 000 знаков и менее 6 пунктов при объеме не более 1 500 знаков). (Кегль 8 пунктов в системе ДиДо соответствует высоте прописной буквы 2 мм, 7 пунктов — 1,75 мм, 6 пунктов — 1,5 мм.) В отдельных случаях суды оперируют понятием «очевидно мелкий шрифт», подходя к решению вопроса субъективно.

Олег Сухов, адвокат

«Суды следуют этому критерию, но в отдельных случаях оперируют понятием «очевидно мелкий шрифт»

, подходя к решению вопроса субъективно», — отмечает адвокат.Для рекламы эти правила неприменимы, считает директор по правовым и корпоративным вопросам ГК «Быстроденьги» Александра Новицкая, так как многое зависит от вида рекламы и места ее размещения (удаленность от потенциальных зрителей, соотношение с уровнем их глаз и т.

д.).Закон о потребкредите оговаривает только то, что условия договора должны быть четкими, напечатаны хорошо читаемым шрифтом, указывают в пресс-службе Московского Кредитного Банка. Специальные требования к размеру шрифта устанавливаются только для информации о полной стоимости кредита, которая должна наноситься хорошо читаемым шрифтом максимального размера из используемых на этой странице, добавляют в пресс-службе ВТБ.

Деньги подешевеют

Госдума в окончательном, третьем, чтении одобрила закон, который вводит ограничение максимальной полной стоимости кредита. На момент заключения договора она не может превышать более одной трети от рассчитанной ЦБ среднерыночной «цены» аналогичных займов за квартал, которая будет определяться на основании данных 100 крупнейших банков.

Или — не менее одной трети кредиторов, предоставляющих займы определенной категории. Речь идет о законе «О потребительском кредите (займе)».

На рассмотрение депутатов он был внесен еще в 2008 году, но в первом чтении был принят только 23 апреля нынешнего года. Этот документ должен стать первым специальным законом о потребительском кредитовании в РФ. Новшеством, внесенным в проект закона во втором чтении, стал тезис об ограничении стоимости кредита с учетом всех платежей.

Новшеством, внесенным в проект закона во втором чтении, стал тезис об ограничении стоимости кредита с учетом всех платежей. Но в одночасье эта мера ожидаемого эффекта не принесет, предупреждают эксперты «РГ».

Финансовый омбудсмен Павел Медведев напоминает, что подобные ограничения уже вводил первый глава ЦБ Георгий Матюхин, но результата они не принесли. И хотя сегодня рынок стал значительно более цивилизованным, но даже в новых условиях кредитные организации найдут, как обойти запрет, считает Медведев. В мировой практике нет единого подхода к этому вопросу, говорит научный сотрудник Института «Центр развития» НИУ «Высшая школа экономики» Дмитрий Мирошниченко.

Если есть простор для нормальной конкуренции, то проблему решит сам рынок. Точно так же, как борьба за заемщика привела к снижению процентных ставок в последние несколько лет.

Впрочем, многое будет зависеть от подзаконных актов регулятора, полагает эксперт. Закон расширяет права заемщика.

В частности, исключает возможность навязывания ему дополнительных платных услуг, детально описывает механизм формирования полной стоимости кредита, вводит «период охлаждения», в течение которого заемщик может отказаться от кредита.

Последняя норма станет неким минусом с точки зрения бизнеса, но в качестве социальной меры, дающей возможность еще раз подумать и, возможно, пересмотреть поспешное решение, это положение очень важно, уверен Дмитрий Мирошниченко. Также давно назрело, по его мнению, ограничение размера штрафов (неустойки, пени): они не смогут превышать 20 процентов годовых или 0,1 процента в день. Чтобы исключить пресловутый мелкий шрифт в наиболее чувствительных для заемщика моментах, законопроект специально прописывает, что полная стоимость кредита размещается в квадратной рамке определенного размера.

При этом сумма указывается

«прописными буквами черного цвета на белом фоне четким, хорошо читаемым шрифтом максимального из используемых на этой странице размера»

. Одобренный Госдумой закон теперь должен быть согласован с двумя другими — о банкротстве физических лиц и о финансовом омбудсмене, уверен Павел Медведев. Так, если человек попал в трудную ситуацию, то вопрос об урегулировании его задолженности должен решаться либо при посредничестве омбудсмена, либо путем признания заемщика банкротом.

Но если рассмотрение законопроекта о банкротстве физлиц продвинулось уже довольно далеко, то законопроект о финансовом омбудсмене еще даже не внесен в Госдуму. Экономика Финансы Валютный рынок Законодательная власть Госдума Рынок кредитования

Когда верстался номер

Пришло сообщение о примирении Дмитрия Агаркова и банка «Тинькофф Кредитные Системы».

«Конфликт неконструктивный, поэтому мы решили завершить его по-джентльменски, путем снятия взаимных претензий, — сообщил гендиректор банка Оливер Хьюз. — Мы согласны с Дмитрием в том, что банки должны лучше разъяснять клиентам условия обслуживания. Поскольку Агарков не всегда хорошо относится к кредитным картам, мы выпустили для него дебетовую карту».

Подробности мирового соглашения банка и клиента не разглашаются. Экономика Финансы Банки Рынок кредитования

Кабала с маленькой буквы

Жаркие споры в юридической среде вызвала идея запретить мелкий шрифт в любых договорах и инструкциях.

В ближайшее время подобная инициатива может быть вновь внесена в Госдуму. Сегодня человеку часто приходится вооружаться лупой, чтобы разглядеть мельчайшие детали договора. Фото: Depositphotos.com «Вновь» — потому что недавно парламент отклонил соответствующий законопроект.

Однако тема еще не закрыта.

«Мы проведем широкое обсуждение и доработаем инициативу»

, — сказал корреспонденту «РГ» заместитель председателя комитета Палаты молодых законодателей при Совете Федерации Евгений Малеев. После этого она будет внесена в Госдуму через один из региональных парламентов.

Наверное, в биографии каждого человека есть эпизод, когда нечто важное прошло мимо глаз. Так и было задумано. Производители, банкиры и торговцы отнюдь не случайно прописывают какие-то пикантные моменты мелким шрифтом. Они не хотят смущать клиента до поры до времени.

Но клиент должен вовремя узнать даже нелицеприятную правду. Поэтому несколько лет назад в Госдуму был внесен законопроект, запрещающий использовать в договорах мелкий или трудночитаемый шрифт.

Правительство России, высказав ряд замечаний, в целом поддержало инициативу.

«Указанные предложения направлены на установление дополнительной гарантии по обеспечению права потребителя на получение необходимой информации об изготовителе (исполнителе, продавце) и о товарах (работах, услугах) в наглядной и доступной форме, а также снижение при этом риска введения потребителя в заблуждение при заключении сделок»

, было сказано в официальном отзыве правительства.

Разработчики проекта ссылались и на практику арбитражных судов. В ряде дел суды признали нарушением указание в договоре условий мелким шрифтом.

Арбитражи указали, что в таких случаях должны применяться Санитарные правила и нормативы, например

«Гигиенические требования к изданиям книжным для взрослых»

.Тем не менее недавно Госдума отклонила проект. В профильном комитете сочли, что инициатива содержит слишком оценочные положения. Мелкий шрифт не позволяет потребителю полноценно ознакомиться с информацией, на это и сделан расчет

«Законопроект не содержит четких критериев отнесения той или иной размещаемой на упаковке (этикетке) товара информации к информации с мелким и трудночитаемым шрифтом, поэтому существует терминологическая неопределенность и неоднозначное толкование предлагаемых изменений»

, было сказано в заключении комитета.

Иными словами, неясно, на каком миллиметре заканчивается крупный шрифт и начинается мелкий.

С чего вести отсчет? Были высказаны и другие претензии. В конечном счете аргументы критиков взяли вверх.

«Мы учтем высказанные претензии и разработаем новую инициативу, — сказал «

РГ» Евгений Малеев. — К сожалению, на настоящий момент большинство потребителей не обращают внимания на условия договоров, подвержены обману. Необходимо на законодательном уровне прописать дополнительные гарантии защиты потребителя».

В свою очередь советник Федеральной палаты адвокатов Александр Орлов сказал «РГ», что мелкий шрифт довольно редко становится предметом судебного разбирательства, и в основном это касается привлечения к административной ответственности в области нарушения прав потребителей или законодательства о рекламе.

«Мелкий шрифт в данном случае является способом распространения информации, который затрудняет восприятие информации и не позволяет потребителю с ней полноценно ознакомиться.

В этом случае потребитель вводится в заблуждение, — сказал Александр Орлов.

— Такой подход встречается и в оценке текстов договоров. В этом случае мелкий шрифт, которым написан договор, также затрудняет его визуальное восприятие и, соответственно, мешает сделать потребителю правильный выбор или получить полную информацию о предмете и условиях сделки. Однако при оспаривании сделок суды, как правило, не считают данный аргумент достаточным для удовлетворения иска».

По его словам Гражданский кодекс предусматривает, что может быть признана недействительной сделка, если она совершена под влиянием заблуждения. При этом заблуждение должно быть настолько существенным, что лицо, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершило бы сделку, знай оно реальное положение.

«Однако суд обычно не соглашается, что причиной такого заблуждения мог бы выступать мелкий шрифт, — говорит Александр Орлов. — Во-первых, стороны договора не ограничены в возможности обратиться за разъяснениями или получить дополнительное время для более внимательного изучения текста. Во-вторых, сторона вправе отказаться от заключения сделки, если ее условия остаются неясными по какой-либо причине.

В-третьих, пусть договор и написан мелким шрифтом, но он при этом не содержит неясностей или двояких толкований, которые могли бы привести к заблуждению.

Кроме того, сторона по сделке не лишена права обратиться до заключения договора за юридической помощью. В итоге все сводится к тому, что человек узнает о наличии мелкого шрифта сразу, когда ему распечатывают договор.

Это не некий «скрытый» дефект.

Гражданин подписывает такой документ собственноручно. Если ему необходимо, пользуется помощью адвоката или просит предоставить ему время для внимательного ознакомления с условиями договора. Кроме того, потом заключенный договор, как правило, исполняется сторонами, например, кредит выдается и частично гасится заемщиком по графику.

В этом случае одного только мелкого шрифта для оспаривания сделки, очевидно, недостаточно».

Власть Право

Мелкий шрифт в договорах будет являться нарушением прав потребителей

В Государственную Думу Федерального Собрания РФ для рассмотрения внесен проект федерального закона, предполагающий поставить точку в вопросе о том, является ли нарушением положений действующего законодательства указание в договорах условий мелким шрифтом. Особенно это актуально для договоров, связанных с банковским обслуживанием. Именно они зачастую содержат условия, на которые потребителю необходимо обратить особое внимание, но написанные мелким, практически нечитаемым шрифтом.

Мелкий шрифт затрудняет восприятие, дает лишнее напряжение глазам и побуждает пропускать изучение соответствующих условий договора, что в итоге может привести к неблагоприятным последствиям для стороны договора. Суды соглашаются с тем, что мелкий шрифт в договорах является нарушением прав потребителей.

В частности, Федеральный арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 28 декабря 2010 г. № КА-А41/16204-10 по делу № А41-12206/10 отметил, что в силу требований ст. 8 и 10 Федерального закона «О защите прав потребителей» потребитель имеет право на получение предоставления необходимой и достоверной информации об услугах, обеспечивающих возможность их правильного выбора.

Данная информация в наглядной и доступной форме доводится до сведения потребителей.

Между тем, мелкий шрифт, включенный в условия договора о предоставлении возобновляемой кредитной линии для совершения операций с использованием кредитной карты, крайне затрудняет визуальное восприятие текста договора.

При этом суд подтвердил тот факт, что в таких случаях должны применяться Санитарные правила и нормативы

«Гигиенические требования к изданиям книжным для взрослых»

(СанПиН 1.2.1253-03). Схожие выводы были сделаны Федеральным арбитражным судом Уральского округа в Постановлении от 3 августа 2011 г.

№ Ф09-4572/11 по делу № А60-37006/2010. Как видно из приведенной судебной практики, суды признают нарушением указание в договоре условий мелким шрифтом.

Тем не менее, когда возникает ситуация и должник использует данный довод в рамках линии защиты, суды встают на сторону банков. В частности, Белгородский областной суд в своем Апелляционном определении от 7 августа 2012 г. № 33-2176 счел необоснованным довод о нарушении банком ст.

10 Федерального закона «О защите прав потребителя», выполнении кредитного договора мелким шрифтом, в связи с чем должник был ненадлежащим образом ознакомлен с условиями кредитного договора по взысканию процентов.

При этом суд отметил, что факт ознакомления со всеми условиями договора подтверждается подписью должника в договоре. Таким образом, неоднозначность позиции судов в результате отражается на возможности реализации права граждан на получение доступной информации о товаре (работе, услуге), а также вызывает риск наступления для потребителей неблагоприятных последствий.

При этом подобные судебные решения, несущие в своей сути противоречие, уже вошли в систему.

К сожалению, на настоящий момент большинство потребителей не обращают внимания на условия договоров, подвержены обману. В свою очередь, изготовитель (исполнитель, продавец) согласно действующей редакции Закона «О защите прав потребителей» в любом случае обязан предоставлять информацию потребителю. Меры, предусмотренные законопроектом позволят обеспечить соблюдение прав потребителей при минимальных потерях предпринимателей.

Кроме того, принятие законопроекта снизит риск введения потребителей в заблуждение при заключении ими договоров, в том числе в сфере банковской деятельности.

Судебный итог

Истица из Казани выиграла процесс.

Банку придется возместить ей средства за выданную «в нагрузку» страховку и финансово компенсировать причиненный моральный вред. «Я и мой клиент рады положительному исходу дела, суд вынес справедливое решение. Теперь банк обязуется выплатить пострадавшей деньги за страховку и денежные средства за моральный ущерб», — сообщил адвокат.

Как оспорить договор кредитный написанный мелким почерком

Это довольно большой объем информации, и, конечно, мы не «растягиваем» ее на весь печатный макет», — рассказывает директор корпоративного центра «МигКредит» Наталья Ткачева. При этом мелкий шрифт не используется в заявлении при оформлении онлайн-займа, которое клиент подписывает электронной цифровой подписью, подчеркивает она.

Применять мелкий шрифт в условиях договора вынуждают, с одной стороны, требования закона, а с другой — жалобы клиентов на объем «макулатуры», получаемой при оформлении займа, продолжает Александра Новицкая: описывая все это мелкими буквами, финансисты ищут золотую середину. «Только обязательных элементов, которые необходимо включить в согласие на обработку персональных данных, законом перечислено девять, часть из которых сами по себе являются перечнями.

МФО разместила в местной газете объявление о «прозрачных займах» от 10 тыс. до 30 тыс. рублей. Аналогичную рекламу «быстрых и честных» займов от «Лиги денег» антимонопольщики обнаружили на рекламных конструкциях в городе и листовках, распространяемых по почтовым ящикам.

«Рекламодатель при размещении рекламы не указал (указал расплывчатым нечитаемым, трудным для восприятия шрифтом) часть существенной информации о рекламируемой услуге (возможный возраст заемщиков, процентные ставки по займам), в связи с чем потребители были лишены возможности получения указанной информации»

, — установил суд, усмотрев в этом нарушение закона о рекламе.

Кстати, ставки по займам, указанные как раз таки мелким шрифтом, составляли 154—233% годовых, а крупно были написаны слова «Быстро!», «Честно!» и «Без комиссий!». При этом сумма исковых требований — 900 тысяч: с исков до миллиона не надо платить госпошлину. И если Агаркову удалось бы добиться решения в свою пользу и оно вступило в законную силу, следующий иск на более крупную сумму был бы удовлетворен автоматически.

— Я хотел доказать, что по статье 1 Гражданского кодекса не только банки, но и обычные люди имеют право на свободу договора, — сказал Дмитрий.

— Важно По закону клиенты могут предлагать банкам свои условия.

За деньгами и известностью я не гонюсь. Хочу, чтобы люди знали о своих правах и действовали в рамках закона.

Чтобы клиенты читали договоры, которые им предлагают банки. Прения с банком не привели к желаемому результату, поэтому заемщица обратилась в суд с требованием взыскать с кредитной организации деньги за якобы навязанную услугу.

В ходе судебного разбирательства сумма иска не оглашалась, представители ответчика на процесс не явились. Между тем на сайте финансовой организации указано, что потребкредиты выдаются в размере от 50 тысяч до 1 млн.

руб. «Мой клиент взяла потребительский кредит на свои собственные нужды, сотрудники банка не проговорили условия, что в кредитный договор будет включена страховка.

И, по заверениям сотрудников банка «Почта Банк», кредит не выдается без страховки и ее сумма сидит в «теле» кредита, но сотрудники банка ничего не сказали о страховке», — пояснил представитель заемщицы.

В большинстве случаев сотрудники «Почта Банка» не уведомляют получателей кредита о возможности отказа от страховки. По сложившейся практике текст договоров и рекламы оценивается по аналогии с изданиями второй категории, говорит он, и считается мелким, если размер кегля составляет менее 8 пунктов (менее 7 пунктов для фрагментов текста объемом не более 2 000 знаков и менее 6 пунктов при объеме не более 1 500 знаков). (Кегль 8 пунктов в системе ДиДо соответствует высоте прописной буквы 2 мм, 7 пунктов — 1,75 мм, 6 пунктов — 1,5 мм.)

«Суды следуют этому критерию, но в отдельных случаях оперируют понятием «очевидно мелкий шрифт»

, подходя к решению вопроса субъективно», — отмечает адвокат.

Для рекламы эти правила неприменимы, считает директор по правовым и корпоративным вопросам ГК «Быстроденьги» Александра Новицкая, так как многое зависит от вида рекламы и места ее размещения (удаленность от потенциальных зрителей, соотношение с уровнем их глаз и т. Ф09-4572/11 по делу № А60-37006/2010.

Как видно из приведенной судебной практики, суды признают нарушением указание в договоре условий мелким шрифтом.

Тем не менее, когда возникает ситуация и должник использует данный довод в рамках линии защиты, суды встают на сторону банков.

В частности, Белгородский областной суд в своем Апелляционном определении от 7 августа 2012 г. № 33-2176 счел необоснованным довод о нарушении банком ст.

10 Федерального закона «О защите прав потребителя», выполнении кредитного договора мелким шрифтом, в связи с чем должник был ненадлежащим образом ознакомлен с условиями кредитного договора по взысканию процентов. потребитель имеет право на получение предоставления необходимой и достоверной информации об услугах, обеспечивающих возможность их правильного выбора.

Данная информация в наглядной и доступной форме доводится до сведения потребителей при заключении договоров купли-продажи и договоров о выполнении работ (оказании услуг) способами, принятыми в отдельных сферах обслуживания потребителей, на русском языке, а дополнительно, по усмотрению изготовителя (исполнителя, продавца), на государственных языках субъектов Российской Федерации и родных языках народов Российской Федерации.

Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 23 февраля 1999 г. СанПиН 1.2.1253-03

«Гигиенические требования к изданиям книжным для взрослых»

, что не обеспечивает удобочитаемость документа и приводит к увеличению зрительной нагрузки при чтении документов, может послужить причиной развития зрительного и общего утомления, а также не позволяет ознакомиться доступным способом об условиях предоставляемых услуг для компетентного выбора, то есть шрифтовое оформление текста не обеспечивает его удобочитаемость, что затрудняет визуальное восприятие текста и не позволяет потребителю получить полную информацию и доступным способом ознакомиться с условиями договора, что удостоверяется заключением санитарно-эпидемиологической экспертизы ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Приморском крае». Дефекты, приводящие к искажению или потере информации, ухудшающие удобочитаемость и/или условия чтения, в издании не допускаются: — непропечатка (потеря элементов изображения), нечеткая, бледная печать, «рваное очко», смазывание, отмарывание краски, сдвоенная печать, забитые краской участки, пятна, царапины; Далее, в таблице № 2 указано, что минималоьный кегль шрифта при короткой строке — 6.

Судья, ясное дело, возразила, мол, не понимаю я в этих шрифтах, кеглях и интервалах, а мы, ясное дело, ответили, что для этого необходимы специальные познания.

Вам также может понравиться...